seva: (глаз)
Изд. второе, расш. версия.



В окне плыла безлунная мгла. Благодушную тишь не нарушали даже редкие выстрелы. Но я знал, что немцы шаг за шагом захватывают поезд. Вагон за вагоном.

После бессонных ночей меня адски клонило в сон. И я решил сделать вид, что готов сдаться. Лишь бы выспаться. «Любой ценой», – так я сказал себе. Положил пистолет на бледнеющую во мраке подушку и, замотавшись в одеяло, лег ногами вперед.

Вид пистолета на подушке должен был поразить врага, и я выиграл бы время. С этой нелепой, уже сонной мыслью начал засыпать. Но не успел толком забыться, как дверь с визгом старой гильотины рванулась в сторону. В меня ударил безжалостный свет. Не поднимая головы, я гостеприимно шевельнул пальцем, выглядывающим из-под одеяла. В купе вошел немецкий офицер. Я кивнул ему и закрыл глаза. Я, мол, тоже немецкий офицер. Read more... )
seva: (Тень)
Мне, а точнее, не мне, а лирическому субъекту, тщетно под меня косившему, знакомая дама оставила младенца посидеть. Сама же временно ушла. Младенцу где-то год. За ним особо не слежу, играет и играет. Такой златоволосый мальчик, то ли Федя, то ли Коля. А я занимаюсь какими-то своими делами, т.е. читаю что-то в интернете, хотя речь идет о городе и месте в до, страшно сказать, интернетную эпоху. И периодически поглядываю в окно за купающимися там юными девами, как одинокий старец за тремя Сусаннами. Хотя не стар, а молод. И в какой-то момент замечаю, что младенец оставил кровавое пятнышко на простыне, где, видимо, валялся. И даже не одно. Тогда я (не я, напомню) его ругаю и даже слегка ущипнул за пухлую щеку. Он, кажется, заплакал. И возвращаюсь к своим делам. Т.е. читаю что-то в несуществующем интернете и посматриваю в окно, как там мои девицы. И через какие-то минуты, а может быть, часы (в делах-то время летит быстро) вдруг замечаю, что младенца нет. Нет нигде. И с ужасом вижу, что дверь на балкон приоткрыта. Этаж второй, чего достаточно. А на балконе - никого. Выглядываю с балкона вниз - на землеRead more... )
seva: (newton)
"Важно не то, что важно, а то, что не важно. Нужно не то, что нужно, а то, чего не нужно", - любил говорить мой дядя, философ-гуссерлианец, погибший на колымском лесоповале.

(Ю. Айхенвальд, "Дон Кихот на русской почве")

В момент чтения эта мысль мне показалась нужной и важной, отчасти опровергая себя. Как знаменитый паровоз Флоренского: сновидцу снится гудок, в который превратился звонок будильника, но весь предшествующий сюжет сновидения однозначно вел именно к паровозу. А все потому, что во сне время порой течет вспять. Так мне помнится, а на деле, может, все было не так, и на паровозе, несущемся со световой скоростью, время притормозило.

Но сколько раз это бывало с каждым: о чем-то думаешь, открываешь случайную книгу - и вдруг о том же. Или иллюзия, что о том же. Но если не иллюзия, то мысли (это громко говоря) текут навстречу друг другу и в момент чтения сталкиваются, как паровозы. Книга лежала, навеки забытая в дремучей книжной чаще, и только цепь случайностей к ней привела. В каком-то смысле она неслась, как паровоз, из будущего в настоящее, куда и ты, наконец, приволокся из прошлого. Когда в тебе вызрела мысль, что мысль (или даже сон) важнее внешних событий дня, какими бы важными они ни казались, - ты сталкиваешься с давно лежащей в засаде книгой, терпеливо, много лет ждущей этого часа.
seva: (Default)
Раз в месяц или реже снится мне некий человек. Говорит много, но красиво и (как мне кажется в ходе бесед) глубоко. Толкует обычно о начале начал и Том, кто стоял у начал, мысли не похожи на мои, и потому я его для себя прозвал теологом. Отвечает не только на мои вопросы, но и на собственные. Обычно приводит меня в восхищение, что в условиях сна - задача не самая сложная. К моменту пробуждения забываю все, кроме этого восхищения и самого факта (если считать это фактом) встречи. Точнее сказать - почти все. Иногда успеваю записать какие-нибудь жалкие полфразы, утерявшие по дороге последний смысл. Но иногда и почти мысль. Не всегда дословно. Не для какой-то цели, но в силу старой привычки записывать любые сны.
Просмотрев эти обрывки, пришел к выводу, что их можно склеить в подобие разговора. Вернее, фрагменты интервью, больше похожего на монолог, ибо цельной картины, увы, не складывается. Потому и буду приводить их как есть - кусочками.
Read more... )
seva: (apocalypse)
Красив и величав этот конец света. Интересно, что нынешней ночью и мне был явлен скромный апокалипсис, хотя и не окончательный, в силу безвременного пробуждения от страха. Он был куда менее эстетичен, да и сам я выглядел непрезентабельно, так что ему "не место в художественной литературе" (Зощенко). Но бывали и солидные апокалипсисы. А вам, дорогие радиослушатели, снятся варианты концовки?
seva: (Default)
Профессор Z славится тем, что на любой вечеринке рассказывает только о себе. К этому все давно привыкли и воспринимают как неизбежную часть мироздания.

Но в этот раз он превзошел себя. Не успел я заснуть, как оказался на вечеринке. Через секунду туда пришел профессор Z и сразу начал рассказывать о себе. В отличие от обычных вечеринок, тут начался массовый исход. По дороге в леса я успел перекинуться словом с антиподом и сообщить что-то важное иванову-петрову. Потом мы, как опытные партизаны, рассыпались.

Проснулся с горькой мыслью: уже в моих снах профессор Z рассказывает о себе.
seva: (рыба)
Со знакомой N и еще каким-то камышовым котом охотились в реке на Ахмадинеджада. Поймать его практически невозможно, так ловко он ныряет и плавает. Объясняется это тем, что Ахмадинеджад живет в воде. К тому же плавать ему помогает щетина. Коту лишь пару раз удалось зацепить его лапой, и это все, чего мы достигли.
seva: (Default)
Записался в кружок миллионеров при дворце пионеров. Навроде судомодельного, какие-то фигурки из склеенных палочек. Учат обращению с несметными суммами.
seva: (odino)
В чьей-то потерянной статье о фильме Inception (в котором герой при помощи специальной машинки проникает в сознание могущественных спящих и крадет идеи, либо, наоборот, их вкладывает – и в этом вроде состоит интрига) прочел, что вряд ли такая машинка возможна. Однако сама практика проникновения в спящее сознание ближнего уже не раз описана, встречаясь в шаманских, эзотерических и гипнагогических опытах. Порой наблюдаются даже взаимные осознанные сны, когда партнеры видят приблизительно один сюжет и при этом знают, что спят. У меня такого опыта не было, хотя случался всяческий прочий. А как насчет присутствующих?

Отметим, что при взаимном сне участники видят сюжет (или как минимум предмет, или друг друга, или все вместе) слегка по-разному. Это как раз не сильно удивляет: мы по-разному видим и наяву, уже хотя бы потому, что позиции в мироздании не совпадают, как бы мы ни были духовно и физически едины. Автор ссылается на книги, где описан подобный опыт, обычно среди супругов или просто близких людей, надо бы в книги сии заглянуть. Как и в фильм Нолана, которого вдохновили на проект осознанные сны с их знаменитой гиперреальностью.
seva: (Default)
Сдавал экзамен. Первая часть состояла из сочинения по рассказу "Рыбка-каштанка". Видимо, та, что плохо ловится. Вторая часть - устное изложение (?) по теме "Человек в деревнях Восточной Сибири". Человеком в этих удаленных деревнях называют чайник, потому что он считается членом семьи. "Какой человек-то у вас древний". "Мамаш, у тебя человек свистит". "Человек шумит - уют  прибавляет". "Иван там не вскипел еще?".
Книга "Человек для чайников".
seva: (Default)
"Мгновенны только смерть и озарение".

Явилась фраза, приведшая к пробуждению. Но не в буддийском смысле. В неточности ей не откажешь, но что-то есть. А чего-то нет. Все как всегда. Хотели как лучше. Ничто не ново под, но правды нет и выше.

Delilah

Mar. 17th, 2010 12:55 am
seva: (strashnoe)
(хоррор)


Лежу на необъятной кровати, похожей на ту, которую бабушка называла «бывшей дедушкиной». Огромные золоченые шары, украшающие ее изголовье, отражают голубую, еще прабабушкину занавеску на двери. На стене – почти родная небольшая трещина в виде молнии. В салатовую комнату лавой вливается солнце, под окном поскуливает наша любящая весь мир сучка Пупсик. Нет сомнений, я в Самарканде. Вскочив с кровати и стараясь не увидеть себя в зеркале, подхожу к окну, выходящему во дворик.

Виноградный купол над обеденным столом, шмель с налитыми глазами, замерший от какой-то поразившей его мысли над белым олеандром, душ с ржавой, раскаленной на солнце и уже почти рыжей бочкой, вишня с мясистыми ягодами цвета запекшейся крови – все сходится. «Руки мыть!» – кричит бабушка из кухни. Яичница сверкает на столе: в нее попал солнечный луч. Чернейший хлеб, золотой слиток масла, благоуханный салат, соль в антикварной солонке. А самой бабушки нет. Немного тревожно, но что делать.
Read more... )
seva: (мышь)


В тот памятный вечер мы собрались в увитой виноградом чайхане неподалеку от оперного театра им Г. Замзы-Ходжаева. Было тепло и беспричинно спокойно. Вокруг нас бушевал карнавал по поводу дня рождения президента. Друзья были по-прежнему узнаваемы, несмотря на страшноватые маски и пролетевшие годы. Или то были маски, которые мастерит самое время? Я безошибочно всех угадал. Крючковатый нос Вити Осьмушкина, добродушные щеки Мехмета Рифатова по кличке Мехмат, кривоватые зубы Бонча (его фамилию я, к сожалению, не смог вспомнить), высоченный рост и рыжие бакенбарды Шуры Гершензона, живые зрачки всегда готового к смеху Кости Рыбьева. Единственный, кто сидел с открытым лицом, был я сам, но легко солгал друзьям, что это гипсовая маска, а на самом деле и я все тот же. «Подставное лицо!» – пошутил Рыбьев. Мы пропускали рюмку за рюмкой, говоря о том, что школьная дружба – самая глубокая и практически вечная.

И не заметили, как досидели до двух часов ночи. Все были возбуждены встречей, и друзьям, видать, померещилось, что вернулась юность. Не помню, у кого именно родилась идея ограбить оперный театр. «Ты же сам сказал, что этот вечер должен чем-то запомниться», – сказал Мехмат, и у меня мелькнула мысль, что впоследствии я наконец-то напишу подлинную историю. «Решено», – сказал Осьмушкин. Громада театра, еще секунду назад освещенная цветными прожекторами, вдруг погрузилась во тьму. Кафе закрылось. Праздничный город в одночасье заглох, потух и словно вымер.
Read more... )

Паек

Dec. 6th, 2009 06:19 am
seva: (strashnoe)
Отличие осознаваемых снов от обычных, пока не объясненное наукой: в них можно передвигаться с приличной скоростью. А не мыкаться на классических ватных ногах.

Так, в последнем прозрачном сне, не веря глазам своим (т.е. самому факту засыпания), нырнул со второго этажа и, перевернувшись в воздухе, мягко опустился на землю. Улица была погружена в почти кромешную тьму, при этом небо зловеще бледнело. Отчасти магриттов образ, но страшнее. Уж поверьте очевидцу. Вид у улицы был откровенно жуткий, благодаря одному лишь освещению. На перпендикулярных улицах справа и слева одновременно мелькнули таинственные велосипедисты. И - ни души. И ни зги. Невесело у них тут. Вдруг замечаю - женщина. Но видно ее плохо. Идет куда-то. Тут вспоминаю некоторые теории. Дай, думаю, разгляжу ее поближе, расспрошу. И пробегусь заодно. Одним словом, ринулся за ней. При виде меня, однако, незнакомка кинулась бежать. И показала отличную стартовую скорость. Мы неслись, как дикие кони. Или даже как спринтеры-мертвецы из бессмертного фильма "Рассвет дураков" (пер. мой). Видя, что догнать не удается, кричу зачем-то: "Ужо постой! стрелять буду!" Почти "Двенадцать".

В жизни мне это не очень свойственно. Довольно редко пускаюсь в ночную погоню за прохожими дамами. Тем более - с научными целями. Не исключено, что она и приняла меня за мертвеца новой формации. Через квартал меня посещает мысль, не слишком ли далеко отбежал от тела. И настигает фатальное пробуждение. Ежели не хочешь быстро проснуться, эксперты советуют крутиться вокруг своей оси, как это делают иные суфии в трансовом танце. Кручение отвлекает тебя от образа лежащего где-то тела и связанного с ним страха не вернуться. Но бежать, одновременно вращаясь вокруг собственной оси, задача не для рядового сновидца. Так что сюжет не развился ввиду сошествия участника забега с дистанции. Сон оказался пятиминутным пайком.
seva: (Default)
Милейшая соседская собачка с луженой глоткой пробудила на половине действия снотворного. Лишив тем самым заветной REM-стадии, на которой (когда и химия уж затихает) дают приличные сюжеты.

Пришлось с 7 утра погрузиться в профанные дела. Часа в два возникла пауза - и коллективный разум организма принял решение: прикорнуть. За полчаса хлипкого сна таки явились два сюжета. Первый не для печати, второй - бизнес-идея.

Пришел ко мне местный бизнесмен Q. С мыслью, как он сказал. Я разогрел индюшачьи фрикадельки, занялась деловая беседа. Так в чем мысль? - спрашиваю, хотя весь опыт говорит, что лучше не спрашивать.

"Даже не мысль, а идея, дорогой. Абсолютно потрясающая. Слушай. Я знаю, как сделать так, чтобы журнал, который мы будем выпускать, читали все. Мы переводим установление Los Angeles City Hall о том, как правильно переводить старушек через дорогу. То есть как это делать по закону. Журнал с такой информацией русские сметут в секунду".

"Но, дорогой! - возражаю, - я понимаю, что это заботит всех и каждого, но наверняка уже давно перевели. Такие идеи висят в воздухе, как идея радио. Помнишь, Попов и Маркони...".

"При чем здесь радио?" - обиженно спросил Q, вставая из-за стола. И тихо добавил: "Ты ничего не понял".

На прощание мы обменялись ритуальным рукопожатием, хотя было ясно, что былых отношений уже не будет. "За кого он меня принимает?" - подумали оба. Во всяком случае, я.
seva: (Default)

Смотрел длинный фильм Кубрика с умышленно бессмысленными (в числе прочих) эпизодами. Причем заранее не знаешь, какой именно эпизод — бессмысленный. Более того, при каждом новом просмотре композиция осмысленных и бессмысленных эпизодов меняется.

Таковым был и сам сон, в котором фильм Кубрика отслужил роль эпизода, то ли осмысленного, то ли бессмысленного.


seva: (Default)


Полночи скрупулезно срисовывал абстракную живопись на столе, который выдвигался из широкой кровати. На самой же кровати мирно спала одна знакомая. У меня ныл живот, но, боль превозмогая,  продолжал мужественно рисовать.  Под рукой стояла пирамидка из тончайших маленьких рюмочек, наполненных вином - самая бессмысленная из деталей. Кто пьет из таких рюмочек - феи?

Я переносил каждый штрих оригинала, каждую закорючку. Скорее это была графика, чем живопись, ибо работал я, кажется, карандашом. Или все же кистью? Так ли важно? Важно то, что с неведомой целью, но с необычайным тщанием я копировал абстрактную картину.

Когда произведение было, наконец, закончено, то мне бросилось в глаза, что это вовсе не абстракция. Все эти штришки и линии вдруг сложились в осмысленную фигуративную работу, а именно портрет мужчины в очках или пенсне. И на заднем фоне -  старая башня. Моя бессмертная копия несколько отличалась от оригинала, но и по-своему была не хуже. И я был просто потрясен. Как я ухитрился не увидеть всего раньше? Как я мог не понимать значения того или иного очевидного штриха?

От волнения я уронил рюмочки и разлил вино. Знакомая проснулась, с нескрываемой нежностью сказала: "Ну, В...",  и, замотав руку в простыню, дабы не касаться винной зоны, заснула вновь.

Самонадеянно допустим, что это была притча. О чем? О том, что ты не вполне осознаешь, что делаешь? Истинный же смысл откроется позже. Если откроется вовсе.

Или о том, что и самый рутинный, скучный труд, когда исполняется тщательно, все равно "работает над тобой". Хотя скорее - совершенно ни о чем. То есть о том, как смысл привносится туда, где он и простыни не смял.

Единственное, что тут удивляет: сон знал развязку с самого начала.

seva: (apocalypse)
Дали еще один, по блокадной карточке, минут на 15.

Вернулся в город Y.  Неведомо зачем - навсегда. Первым делом пошел в книжный магазин на Пушкинской, подумав, что он часто снился: покупал в нем огромные, с человеческий рост, книги. Тут бы и догадаться, что и сейчас сплю, но ума не достало.

Здание существенно перестроили, придав ему так называемый современный вид. Стало похоже на терем. Массивная дверь закрыта, но я случайно ее коснулся, и все озарилось светом. Открыла прилизанная старушка. "Могу войти?" "Если сможете выйти". Вошел.

Книгами и не пахло. Вокруг сидели нотариусы. Стрекотали. "А где книги?" - спросил я, чувствуя, что звучу как в кинокомедии. "Книг тут отродясь не бывало", - гордо ответила старушка. С мыслью "зачем же врать" - я вышел. Всмотрелся в здание. Оно. А может, на втором этаже - книги? Но там продавались некие "Подарки". Вспомнил, что забыл привезти из Америки подарок умирающему N. В реальности он умер лет семь назад, но в полузабытом сне годичной давности был вновь смертельно болен - тем самым в этом сне наблюдалась преемственность.

Делать нечего, пора ехать домой, в район Ю. Подумал, что мама наверняка волнуется, а я забыл мобильный телефон. Вспомнил также, что у меня ведь и две машины. Во снах о переезде на ту или иную родину их всегда две, но пользоваться ими не хочется. Однажды вернулся даже в школьные годы с двумя машинами, но и там предпочитал автобусом. Потому что непонятно, где парковать. Да и сопрут.

Отсюда, с Пушкинской, помнится, в мой район Ю. идет трамвай. Остановка трамвая (как и в былой действительности) - посреди дороги. Но перейти ее на этот раз сложно: машины неслись, невзирая на пешеходов, к тому же в сумерках едва различались. Ты, словно слепой, на свой страх и риск перебегаешь. Кому-то не везло.

Но ездить-то на трамваях я разучился! Пришлось перебежать и вторую половину дороги, дабы посоветоваться с будкой. В будке сидела братско-казахская красавица. Протянул ей пригоршню монет с просьбой отсчитать и объяснить. Взяла два рубля и дала два вида документов: "Этот компостируется, а этот показывается как доказательство подлинности первого, если у водителя возникнут подозрения". "А доказательство не компостируется?" "Конечно, компостируется! Если доказательство не закомпостировано, тогда down!" "Тогда чего?" "Ну даун, на землю то есть".

Трамвай подло проскочил мимо, и мы всей остановкой погнались за ним, но его бог наказал: он случайно сошел с рельсов, описал неловкую дугу и врезался в троллейбус.

Раздались крики. Водитель троллейбуса вцепился в водителя трамвая. Оба были похожи на героев фильма X men, который я видел только на афишах: пышные бакенбарды, ручища. Но водитель троллейбуса был намного крупнее. Так все и стояли вокруг них. Вижу: если не я, то кто? Разнял с мудрыми словами: "Ну что ж вы теперь, навечно останетесь в этой схватке?" И посоветовал водителю троллейбуса подать в суд. Эта мысль его поразила. Трамвайщик тоже был доволен: "Сам не знаю, как получилось". И для него я нашел мудрое слово: "У каждого в жизни случается такой день". А сам думаю: ну что говорю? Неужели каждый врезается в троллейбус? Тут в силу некоторой рассеянности наступил полдень и я решил отправиться на базар.
seva: (sam po sebe)

Путин поделился корейцами с амурскими тиграми.
Усыпил и... поцеловал. Этак любой может.

Ночью снилось, что работаю в дорогой корейской гостинице, и никак не могу пристроить какую-то даму с большим чемоданом. То веду ее на пятый этаж, где лежат тяжелобольные ("За кого вы меня принимаете?"), то на второй, который для нее слишком роскошен ("За кого вы меня держите?"), то на третий, где обитают дикие звери (чуть ли не в слезы). Я был новичок, а все советы опытных носильщиков оказывались туманными. Они были слишком общими: показать рукой в неопределенную сторону и твердо сказать: это там. Дабы не опускаться до дилентантских мелочей и сохранить гордую осанку. А все оттого, что в этой гостинице привратник, портье  и носильщик - одно лицо. И  таких лиц - много. Встречаешь нового постояльца, оформляешь и несешься с ним куда-то. Сам не зная куда. Замучился сам и перед дамой неловко. Был рад очнуться, хотя и ценю кошмары light.



Profile

seva: (Default)
seva

December 2011

S M T W T F S
     1 2 3
4567 8910
11 12 13 14151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 12:03 am
Powered by Dreamwidth Studios