Jul. 31st, 2004

seva: (Default)
В обед. Два мира, две Неруды.

Итак, Великий чилийский поэт и общественный деятель или Bad poet, bad man? Alien versus Predator.
В постсоветской статье забыто упомянуть, что Неруда - Член ЦК КПЧ с 1958 и обладатель Международной Ленинской премии (1953). В американской (автор мог бы назвать ее Pablocity) - о сделанной репутации "величайшего поэта 20 века", надутом индюке и сталинском соколе, ворующем строчки у... Рабиндраната Тагора. О человеке, иуде и пароходе (который увозил от фашистов и на который Неруда самолично отбирал правоверных). Переводчик Грушко, редкий интеллектуал, произносит дивную фразу: Мне же выпала честь сообщить о его смерти. И тихо замечает, что великий Константин Симонов мог читать величайшего поэта только в грушковском исполнении. Пабло и Павел - дружба навек. Грушко, может, и великий переводчик, но с периодически отсутствующим чувством юмора. И любящий в эти периоды пошутить. И поразмыслить о сложной природе комического. Передача загробного Гордона (с тем же свойством) "Сущность смешного" при участии смеховеда Павла Грушко - одна из самых печальных за всю историю телевизионного сигнала. В моменты, когда удавалось очнуться от летаргии, хотелось снова заснуть. И плакать во сне. Но вернемся к Неруде. Мифологической (для понимающих) красоты имя отличницы-переводчицы приводится во второй статье - Дарья Зуева. Словно гипсовая баба с серпом и снопом из тех, что украшали вход в ВДНХа. Именно Дарью Зуеву посылает Университет Дружбы Народов (не Патриса ли часом Лумумбы?) в само Чили. Или в сами. А в Чилях меж тем: "Юбилей отмечают на широкую ногу. Торжества начинаются в городе Парраль, на малой родине поэта, откуда в столицу Чили Сантьяго отправляется роскошный поезд с почетными гостями праздника, в том числе с президентом страны Рикардо Лагосом. Это железнодорожное путешествие совершится как воспоминание о простом происхождении Неруды, который был сыном железнодорожника." Интересно, что это за таинственное переживание - воспоминание о простом происхождении? И почему воспоминать о простом нужно непременно на роскошном поезде? Так, видать, констрастнее, острее. Что Неруда - чилийская величина, вполне понятно: чилийский Пушкин, ибо, по всей вероятности, не было там даже Лермонтова. О Державине не говоря. Один Пиночет лишь (если писал). На таких должностях обычно пишут.
Но Дарья Зуева не выходит у меня из головы. Каков образ! Незаменимое было бы имя для грозной доярки, изобличающей с высокой трибуны литературные выверты на местах. А в свете грядущего мыслится социалистическое соревнование "Дарья Зуева versus Паша Ангелина". Две крепких женщины встают перед нашим мысленным взором. Есть такие специальные ринги с целебной грязью.
Но вернемся к нашим нерудам. Меня лично отшатывает от величайшего поэта с детства. Хотя ни в отрочестве, ни в юности читать Неруду "много" не довелось. Как не доводится в зрелости и, бог даст, уже не доведется в старости. Ибо железные глаза надо иметь. Асадова и то довелось больше. Совершенно, кстати, непонятно, чем величайший поэт 20 века лучше Расула, понимаешь, нашего Гамзатова. Который Расул, может, и не столь огромен, чтобы одалживать у нобелевского лауреата Рабиндраната (Брежнев, а за ним Путин дали новые носо-горловые прочтения этого любимого имени), но чье (расулово) единственное стихотворение о солдатах-журавлях должно бы, по справедливости, обессмертить автора. Как одно гениальное стихотворение обессмертило и Семена Гудзенко.

Смысл сей заметки - все же не памяти Р.Гамзатова, а таинство литературных репутаций. Способно ли время само по себе разобраться во всем и со всеми? Будет ли у него время? Желание? Возможность? Или времени следует помогать?

Profile

seva: (Default)
seva

December 2011

S M T W T F S
     1 2 3
4567 8910
11 12 13 14151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 07:39 am
Powered by Dreamwidth Studios